A post shared by Zoella zoella on Dec 11, at 2: Instagram 1 of 11 When they weren’t afraid to pull out their best Blue Steels at a fancy fashion event. Instagram 2 of 11 When their wedding was so picture perfect that it could never be topped by anyone else’s, like ever. Instagram 3 of 11 When they got a teeny tiny puppy called Martha and probably loved her more than they love each other. Instagram 4 of 11 When they were such a fairytale couple that a fan felt the need to create this amazing illustration of them. Instagram 5 of 11 When they took time out of their day just to remind us all that they are goals. Instagram 6 of 11 When their first night out as a married couple was one of the hottest things we’ve ever seen. Instagram When they went on a much-deserved holiday and looked outrageously cute in the sunshine together Instagram 8 of 11 But also managed to pull off the classic English weather just as well and just as stylishly. Instagram When they took over a gigantic film premiere with their selfies.

Подземная шоссейная дорога… Сьюзан медленно шла по этому туннелю, то и дело хватаясь за стены, чтобы сохранить равновесие. Позади закрылась дверь лифта, и она осталась одна в пугающей темноте. В окружающей ее тишине не было слышно ничего, кроме слабого гула, идущего от стен. Гул становился все громче.

Нет. Только мы трое. Было ужасно жарко. – И вы уверены, что эта женщина – проститутка. – Абсолютно. Такая красивая женщина пошла бы с этим типом, только если бы ей хорошо заплатили. Боже .

У правительств должно быть право собирать информацию, в которой может содержаться угроза общественной безопасности. – Господи Иисусе! – шумно вздохнул Хейл.  – Похоже, Стратмор здорово промыл тебе мозги. Ты отлично знаешь, что ФБР не может прослушивать телефонные разговоры произвольно: для этого они должны получить ордер. Этот новый стандарт шифрования означал бы, что АНБ может прослушивать кого угодно, где угодно и когда угодно.

– Ты прав – и так и должно быть! – сурово отрезала Сьюзан.

Солнечные лучи, проходя сквозь этот экран, покрывали стены нежным кружевным узором. Крошечные частички пыли, пленницы мощной системы деионизации купола, простодушно устремлялись вверх широкой спиралью. Наклонные стены помещения, образуя вверху широкую арку, на уровне глаз были практически вертикальными. Затем они приобретали как бы полупрозрачность, завершаясь у пола непроницаемой чернотой – посверкивающей черной глазурью кафеля, отливавшей жутковатым сиянием, создававшим какое-то тревожное ощущение прозрачности пола.

Черный лед.

В центре помещения из пола торчала, подобно носу исполинской торпеды, верхняя часть машины, ради которой было возведено все здание. Ее черный лоснящийся верх поднимался на двадцать три фута, а сама она уходила далеко вниз, под пол. Своей гладкой окружной формой она напоминала дельфина-косатку, застывшего от холода в схваченном морозом море.

Это был ТРАНСТЕКСТ, компьютер, равного которому не было в мире, – шифровальная машина, засекреченная агентством.

– Позволь мне объяснить.  – Голос его, однако, мягче не.  – Во-первых, у нас есть фильтр, именуемый Сквозь строй, – он не пропустит ни один вирус. Во-вторых, если вырубилось электричество, то это проблема электрооборудования, а не компьютерных программ: вирусы не отключают питание, они охотятся за программами и информацией. Если там и произошло что-то неприятное, то дело не в вирусах. Молчание.

– Хейл сильнее сжал горло Сьюзан.  – Если лифт обесточен, я отключу ТРАНСТЕКСТ и восстановлю подачу тока в лифт. – У дверцы лифта есть код, – злорадно сказала Сьюзан. – Ну и проблема! – засмеялся Хейл.  – Думаю, коммандер мне его откроет. Разве не так, коммандер. – Ни в коем случае! – отрезал Стратмор. Хейл вскипел: – Послушайте меня, старина. Вы отпускаете меня и Сьюзан на вашем лифте, мы уезжаем, и через несколько часов я ее отпускаю. Стратмор понял, что ставки повышаются.

Он впутал в это дело Сьюзан и должен ее вызволить.

Голос его прозвучал, как всегда, твердо: – А как же мой план с Цифровой крепостью. Хейл засмеялся: – Можете пристраивать к ней черный ход – я слова не скажу.

Потому что дело именно в. Он что-то скрывает. Джабба вытаращил глаза: – Мидж, дорогая. Я по уши опутан кабелем.

Беккер отлично говорил по-французски, тем не менее обратился к этому человеку на языке, который тот, как он надеялся, должен был знать хуже. Убедить абсолютно незнакомого человека отдать вам золотое кольцо скорее всего будет весьма непросто, поэтому Беккер хотел заручиться хотя бы одним преимуществом. Пока старик собирался с мыслями, Беккер не произнес ни слова.

Тот огляделся вокруг, указательным пальцем разгладил усы и наконец заговорил: – Что вам нужно? – Он произносил английские слова немного в нос.

– Сэр, – начал Беккер чуть громче, словно обращаясь к глуховатому человеку, – я хотел бы задать вам несколько вопросов. Старик посмотрел на него с явным недоумением. – У вас какие-то проблемы. Беккер чуть нахмурился: старик говорил по-английски безукоризненно. Он поспешил избавиться от покровительственного тона. – Извините, что я вас побеспокоил, но скажите: вы, случайно, не были сегодня на площади Испании.

– В Альфонсо Тринадцатом строгие правила охраны приватности постояльцев. Беккера не устраивала перспектива ждать десять часов, пока тучный немец со своей спутницей спустятся к завтраку. – Я понимаю, – сказал .

Бринкерхофф окинул взглядом ее фигуру. – Отсюда выглядит просто отлично. – Да ну тебя, Чед, – засмеялась.  – Я гожусь тебе в матери. Могла бы не напоминать, – подумал. Мидж подошла к его столу.

Он оказался в узком, увешанном зеркалами туннеле, который вел на открытую террасу, уставленную столами и стульями. На террасе тоже было полно панков, но Беккеру она показалась чем-то вроде Шангри-Ла: ночное летнее небо над головой, тихие волны долетающей из зала музыки. Не обращая внимания на устремленные на него любопытные взгляды десятков пар глаз, Беккер шагнул в толпу.

Британского флага нигде не было. Ясно, что ему не удастся влиться в это море, которое раздавит его, как утлую лодчонку. Рядом с ним кого-то рвало. Хорошенькая картинка. Беккер застонал и начал выбираться из расписанного краской из баллончиков зала. Он оказался в узком, увешанном зеркалами туннеле, который вел на открытую террасу, уставленную столами и стульями.

На террасе тоже было полно панков, но Беккеру она показалась чем-то вроде Шангри-Ла: ночное летнее небо над головой, тихие волны долетающей из зала музыки.

Не обращая внимания на устремленные на него любопытные взгляды десятков пар глаз, Беккер шагнул в толпу. Он ослабил узел галстука и рухнул на стул у ближайшего свободного столика. Казалось, что с той минуты, когда рано утром ему позвонил Стратмор, прошла целая вечность. Сдвинув в сторону пустые пивные бутылки, Беккер устало опустил голову на руки.

Мне нужно передохнуть хотя бы несколько минут, – подумал .

I HAVE A BOYFRIEND


Greetings! Would you like find a sex partner? It is easy! Click here, registration is free!