Когда Мидж проходила мимо, Бринкерхофф по выражению ее глаз понял, что она и не думает сдаваться: чутье не позволит ей бездействовать. Бринкерхофф смотрел на массивную фигуру директора, возвышающуюся над письменным столом. Таким он его еще никогда не. Фонтейн, которого он знал, был внимателен к мелочам и требовал самой полной информации. Он всегда поощрял сотрудников к анализу и прояснению всяческих нестыковок в каждодневных делах, какими бы незначительными они ни казались.

И вот теперь он требует, чтобы они проигнорировали целый ряд очень странных совпадений. Очевидно, директор что-то скрывает, но Бринкерхоффу платили за то, чтобы он помогал, а не задавал вопросы.

Беккер ответил по-испански: – Мне нужно поговорить с Мануэлем. Загорелое лицо консьержа расплылось еще шире. – Si, si, senor.

– Он жестом попросил ее возобновить поиск.  – Но пока этого не произошло, мы в цейтноте. Сьюзан открыла рот, желая сказать, что она все понимает, но ее слова были заглушены внезапным пронзительным звуком. Тишина шифровалки взорвалась сигналом тревоги, доносившимся из служебного помещения ТРАНСТЕКСТА. Сьюзан и Стратмор в недоумении посмотрели друг на друга.

– Что это? – вскрикнула Сьюзан между сигналами.

– ТРАНСТЕКСТ перегрелся! – сказал Стратмор. В его голосе слышалось беспокойство.

– Если оба элемента – уран, то как мы найдем различие между. – А вдруг Танкадо ошибся? – вмешался Фонтейн.  – Быть может, он не знал, что бомбы были одинаковые. – Нет! – отрезала Сьюзан.

Может быть, ключ связан с количеством человеческих жертв, оценочной суммой нанесенного ущерба в долларах… – Она замолчала, снова вчитываясь в текст.  – Слово разница особенно важно. Главная разница между Хиросимой и Нагасаки. По-видимому, Танкадо считал, что два эти события чем-то различались между. Выражение лица Фонтейна не изменилось. Но надежда быстро улетучивалась.

Похоже, нужно было проанализировать политический фон, на котором разворачивались эти события, сравнить их и перевести это сопоставление в магическое число… и все это за пять минут.

ГЛАВА 124 – Атаке подвергся последний щит.

Расстроенный, Беккер повесил трубку. Провал. Мысль о том, что придется отстоять в очереди несколько часов, была невыносима. Время идет, старик канадец может куда-нибудь исчезнуть.

Установлена аудиосвязь. Через пять секунд она станет двусторонней. – Кто это такие? – переминаясь с ноги на ногу, спросил Бринкерхофф. – Всевидящее око, – сказал Фонтейн, вглядываясь в лица людей, которых он отправил в Испанию. Это была вынужденная мера. Фонтейн почти во всем полагался на Стратмора и верил в его план, в том числе и в достойную сожаления, но неизбежную необходимость устранять Энсея Танкадо и в переделку Цифровой крепости, – все это было правильно.

Сьюзан посмотрела на экран и перевела взгляд на диалоговое окно. В самом низу она увидела слова: РАССКАЖИТЕ МИРУ О ТРАНСТЕКСТЕ СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Сьюзан похолодела. В АНБ сосредоточена самая секретная государственная информация: протоколы военной связи, разведданные, списки разведчиков в зарубежных странах, чертежи передовой военной техники, документация в цифровом формате, торговые соглашения, – и этот список нескончаем.

– Танкадо не посмеет этого сделать! – воскликнула.

 – Уничтожить всю нашу секретную информацию? – Сьюзан не могла поверить, что Танкадо совершит нападение на главный банк данных АНБ.

Директор в Южной Америке. – Извини. Я не могу этого сделать.  – Скрестив на груди руки, он вышел из ее кабинета. Мидж горящими глазами смотрела ему вслед. – О нет, можешь, – прошептала .

Мы погибли, – прошептала Мидж. – Подождите, – сказала Сьюзан.  – Прочитайте еще. Соши прочитала снова: – …Искусственно произведенный, обогащенный нейтронами изотоп урана с атомным весом 238. – Двести тридцать восемь? – воскликнула Сьюзан.

Иногда кому-то из стариков, которых посетил Святой Дух, становилось плохо. Только и делов – вывести человека на свежий воздух. Халохот отчаянно озирался, но Беккера нигде не было. Сотни людей стояли на коленях перед алтарем, принимая причастие. Может быть, Беккер был среди. Халохот внимательно оглядывал согнутые спины. Он приготовился стрелять метров с пятидесяти и продвигался .

Но все доказательства к этому моменту будут уничтожены, и Стратмор сможет сказать, что не знает, о чем речь. Бесконечная работа компьютера. Невзламываемый шифр. Но это полный абсурд. Неужели Хейл никогда не слышал о принципе Бергофского. – Вот что нам надо сделать.

В поле его зрения попало окно. Здесь. Халохот приблизился к внешней стене и стал целиться. Ноги Беккера скрылись из виду за поворотом, и Халохот выстрелил, но тут же понял, что выстрел пришелся в пустоту. Пуля срикошетила от стены. Рванувшись вниз за своей жертвой, он продолжал держаться вплотную к внешней стене, что позволило бы ему стрелять под наибольшим углом. Но всякий раз, когда перед ним открывался очередной виток спирали, Беккер оставался вне поля зрения и создавалось впечатление, что тот постоянно находится впереди на сто восемьдесят градусов.

Беккер держался центра башни, срезая углы и одним прыжком преодолевая сразу несколько ступенек, Халохот неуклонно двигался за.

Еще несколько секунд – и все решит один-единственный выстрел. Даже если Беккер успеет спуститься вниз, ему все равно некуда бежать: Халохот выстрелит ему в спину, когда он будет пересекать Апельсиновый сад.

Халохот переместился ближе к центру, чтобы двигаться быстрее, чувствуя, что уже настигает жертву: всякий раз, пробегая мимо очередного проема, он видел ее тень.

Вниз. Скорее .

Оно напоминало беззвучный выдох-далекое чувственное воспоминание. – Капля Росы… Крик медсестры гнал его прочь. Капля Росы. Беккер задумался. Что это за имя такое – Капля Росы. Он в последний раз взглянул на Клушара.

Ей надо было выкупить билет на самолет – если найдется свободное место перед вылетом. Беккер почувствовал, как кровь отхлынула от его лица. – Куда. – В ее трахнутый Коннектикут.  – Двухцветный снова хмыкнул.  – Эдди места себе не находит. – В Коннектикут. – Я же сказал. Возвращается домой, к мамочке и папочке, в свой пригород. Ей обрыдли ее испанская семейка и местное житье-бытье.

Три братца-испанца не спускали с нее глаз. И горячей воды. Беккер почувствовал комок в горле.

– Когда она уезжает.

Оставался только один выход, одно решение. Он бросил взгляд на клавиатуру и начал печатать, даже не повернув к себе монитор. Его пальцы набирали слова медленно, но решительно. Дорогие друзья, сегодня я ухожу из жизни… При таком исходе никто ничему не удивится. Никто не задаст вопросов.

Это имя так просто превращается в Танкадо. И лучшие в мире специалисты-криптографы этого не поняли, прошли мимо, на что он и рассчитывал. – Танкадо посмеялся над нами, – сказал Стратмор. – Вы должны отключить ТРАНСТЕКСТ, – напомнила Сьюзан. Стратмор отсутствующе смотрел на стену. – Коммандер. Выключите .

Ihr lernt das, was Ihr wissen dürft, und nicht das, was Ihr nicht wissen solltet Ganz einfach!


Greetings! Would you like find a sex partner? It is easy! Click here, registration is free!